Remember Me
A password will be e-mailed to you.
Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.
Cancel

«Я — Грета» — что это и нужно ли смотреть этот фильм?

12.02.2021

«Через год они забудут, кто ты и как тебя зовут», — говорит Грете Тунберг отец, когда они оба идут по пустому коридору конгресс-центра в Катовице после встречи с генсеком ООН. «Дай-то бог!» — смеется Грета.

Док Натана Гроссмана, запечатлевшего в 2018—2019 годах стремительное восхождение шведской девочки на трибуны международных саммитов и форумов, мы смотрим именно из этой зоны полузабвения. Пандемия, волнения в США — медиа заполнились другими лицами и другой повесткой. Проблема глобального потепления отступила на второй план, и то, что снималось как бодрый агитфильм о победоносном походе детей, сегодня выглядит как реквием по мечте.

Будь режиссер Гроссман действительно хорошим документалистом, он бы предвидел такой финал. И дело не в том, что все революции XXI века (движение Occupy, ближневосточные революции, «желтые жилеты» и т. д.) предсказуемо заканчивались в лучшем случае ничем, в худшем — Термидором. Дело в законах драматургии. Даже консервативный, предполагающий искупление и хеппи-энд, формат голливудской драмы имеет одну или даже две черные точки невозврата, когда герой повержен, разочарован, сбит с ног. В документальном кино эта точка часто и есть тот финал, который делает фильм шедевром. Представьте себе, что «Король тигров» заканчивается издевательской песней самодовольного Джо Экзотика, а не его падением, разоблачением и триумфом Кэрол Баскин. Стала бы такая история хитом?

Но «Я — Грета» был задуман не как реалистическая драма, а как оптимистическая агиография, снятая на волне ажиотажа вокруг героини. Поэтому черная точка помещена в прошлое: Грете одиннадцать, она смотрит по телевизору фильм про экологическую ситуацию в Арктике и расстраивается так, что на год впадает в депрессивный ступор. Не ест, не разговаривает, ничем не интересуется. Выход на площадь с плакатом становится спасением. А синдром Аспергера, который часто упоминается в фильме, — суперспособностью. «Правда ли, что вы страдаете от синдрома Аспергера?» — спрашивает Грету телеведущий. Та смеется в ответ: «Я бы не сказала, что страдаю от этого». Грета способна запомнить текст книги. Грета отлично говорит по-английски. Грета разбирается в интересующей ее теме не хуже климатологов. Грета, наконец, успешно сдает экзамены в колледж. У Греты все хорошо, и ее мать, на несколько секунд мелькающая в кадре, плачет, вспоминая прошлое: «Мы думали, ты никогда не сможешь есть в компании других людей». Грета смеется. Она вообще очень часто смеется — видно, что активизм действительно делает ее счастливой.


Есть, конечно, и обратная сторона: Грету очень утомляет жизнь в дороге, ей важна рутина, она привязана к семье, сестре, собакам, и семья любит ее, судя по тем фрагментарным кадрам, которые Гроссман вставляет в свой фильм. Почти полное отсутствие в фильме родителей и сестры может вызывать недоумение. Но семья у Греты непростая — одновременно и очень известная в Швеции, и не очень благополучная. Отец — актер-неудачник. Мать Малена Эрнман — шведская оперная певица, в 2009-м она представляла страну на «Евровидении». У Гретиной младшей сестры Беаты синдром дефицита внимания. До депрессии старшей дочери Тунберги вели обычную жизнь обеспеченных европейцев. Вот кадры домашнего видео: живая новогодняя елка, стейки на тарелках, путешествие в Евро-Диснейленд. Семья вообще много путешествовала вслед за гастролирующей Маленой.

Теперь Тунберги не летают на самолетах и пользуются электрокаром — это, конечно, повлияло на карьеру матери. В 2018-м, за пару месяцев до школьной забастовки Греты, Эрнман выпустила автобиографическую книгу, вскоре ставшую хитом. В ней она рассказывает о том, как тяжело было воспитывать двух дочерей с mental condition. Возможно, поэтому Гроссман и не останавливается на подробностях семейной жизни Тунбергов: все, что они хотели бы показать посторонним, уже написано.

Но вернемся к Грете. Фильм убедительно развенчивает миф о маленькой идеалистке, которой управляют закулисные силы. Все наоборот: Грета — трезвый прагматик и цельная личность. Политика малых дел (вегетарианство, экономия воды в домохозяйстве, электрокар) для нее, скорее, дело чести, а не панацея («странно говорить одно и делать другое»). «Если бы для решения проблемы климата достаточно было бы заменить пакетики на листовой чай и раз в неделю отказаться от мяса, я бы не говорила о катастрофе»; «Мне все равно, сколько тысяч людей придет на марш. От их числа климат никак не изменится»; «Политики приглашают меня только для того, чтобы сделать селфи и сделать вид, будто они меня слышат» — примерно с такими мыслями Грета прибывает в Нью-Йорк на конференцию ООН, в финальный пункт этого роуд-муви (большая часть материала снята Гроссманом в турне Греты по конференциям и саммитам). Конечно же, не на самолете, а на парусной яхте с солнечными батареями. Фотографии ее перекошенного от гнева лица в свое время вызвали много смеха. Но если бы вы проболтались 15 суток в холодной Атлантике, поминутно блюя за борт, используя пластиковое ведро вместо унитаза и днями думая о том, что все ваши усилия становятся просто предметом медийных манипуляций, ваше лицо вряд ли было бы расслабленным и приветливым.

Личность Греты оказывается настолько мощной, что именно она как бы становится настоящим автором фильма. Режиссер пытается встроить ее портрет в сентиментальную рамку: вот Грета с лошадкой, вот Грета позирует с плакатом на фоне фабричных труб, вот вездесущая задушевная закадровая музыка, вот финальные, исполненные расчетливого пафоса кадры, на которых миллионы школьников и студентов по всему миру выходят на улицу и смыкают ряды (чтобы через год сесть под домашний арест во время локдауна).

Но камера обладает способностью являть правду, ее не обманешь монтажом. И камера показывает, что Грета классная. Свои хлесткие речи она пишет сама. Иногда ей бывает не очень, как и всем нам, и тогда она начинает наводить порядок вокруг себя — исправлять орфографию в тексте устного выступления, расправлять складки на скатерти. Делов-то! Глядя на эту девочку с косичками, похожую на Пеппи Длинныйчулок и окруженную упырями в костюмах, невозможно оставаться на стороне старого мира. Сам режиссер Гроссман малодушно избегает показа политической кухни экодвижения, хотя в фильме есть много моментов, вызывающих вопросы — например, внезапное появление вокруг Греты свиты из студентов, которые стремительно превращаются в функционеров, расталкивающих и сдерживающих толпу по пути движения героини. Но мимика, взгляд, усталые капризы Греты опровергают все теории заговора, придуманные хейтерами. Да, ей еще не удалось спасти мир, но фильм о себе Грета точно спасает.
kinopoisk

5 1 голос
Рейтинг статьи

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Войти через
×
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x